Boys Love

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boys Love » Жилой квартал » Квартира Каме


Квартира Каме

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Коки немного удивляется, когда в ответ на его реплику Каменаши молча поднимает руки вверх и кидает на него выжидающий взгляд, из серии «давай, помоги  мне». И вместе с тем, взгляд у Каме кажется  сонный – ну, вроде бы – или типа, того, –  Коки так кажется. И это немного… неожиданно? Сейчас это как «Раздень меня, и давай поспим?...» Такое странное для Коки сочетание... Казалось бы, комичное, или обломное, или и то, и другое сразу, ведь первое противоречит, по мнению. Коки, второму… Но Каме и должен говорить именно так, противоречиями, Каме идет…
Коки сейчас чувствует себя едва ли не слугой, мальчиком на побегушках. Сам хочет поскорее снять с Каме майку -  и при том будто не добровольно, будто Казуя навязывает ему, приказывает, заставляет – и при том не делая ничего, просто лежа на постели с полуприкрытыми глазами. Закинув руки за голову. Да,  сам Коки хочет снять с Каме майку, да, именно так и надо. Танака мысленно присвистывает, он считает, что Каме – демон, бес во плоти, и особенно – в этот самый момент, с закинутыми за голову руками… И Коки происходящее нравится – он с некоторым изумлением отмечает свою, слишком живую, реакцию. Поза Каме, руки над головой – будто чего-то ждет… И ведь действительно, ждет. Ждет, чтобы с него сняли одежду...
Другими категориями Коки сейчас не думает, просто считает что Каме ждет,  и что нужно наконец рвануть с него эту чертову футболку…  И дать ему того, чего он хочет. А дальше…
Учащенное дыхание.
…Подобные вещи Коки чувствует за километр, и останавливает лишь то, что это Каме. И свои тараканы в голове по поводу Каме, конечно.
Коки не знает, что это конкретно за тараканы, но у него есть ступор перед… Коки даже не может подобрать достаточно емкое слово… 
Короче, он не может вот так просто, одним махом, стянуть с Каменаши майку, белье, и, бегло чмокнув его в губы, войти двумя пальцами, преодолевая сопротивление, подготовить его,  и, наконец,  по настоящему трахать – сколько хватит сил, входить и выходить , находясь на грани, первый раз как последний, и взять Каме до конца, отдаться самому…
Секс, да? Но не в случае с Каме.
Коки сглатывает, представляя себе, и тяжело дышит, пытаясь привести мысли (и все, что кроме них) в порядок.
Ну, то есть,  стянуть с Каме футболку, чтобы он мог спокойно поспать. – Коки ищет запасной аэродром, пытается себя убедить , успокоить, унять возбуждение. Ведь Каме сейчас, в этой позе…
Такой Каме сейчас для Коки слегка чересчур, слегка слишком. Он наломает дров – ему сейчас хочется, снова, и это факт.
У него опять рвет крышу, перед Танакой проносится все, что случилось за этот долгий вечер. Становится очень жарко, опять. И не опять, а снова, и Каме, перед ним, всем своим видом – или это Коки только кажется? – кричащий будто  «раздень меня!» «Сними с меня эт чертову майку»? Но Коки не выдерживает – тянет майку вверх с Каменаши, и наваливается сверху, рукой приспуская белье. В голове звучит, будто набат, «так нельзя», но Коки шлет все к черту, и целует Казую. Игра началась.

Отредактировано Tanaka Koki (2010-08-05 06:54:57)

32

Действия Коки немного обескураживают Коки. Но он отвечает на поцелуй со всей страстью, на которую способен. Он не знает сам, чего ему счас надо и чего хочется. Он хочет отдать "бразды правления" Коки и следовать за ним, в какую бы пучину он его не потащил. Он обвивает руками шею Коки и притягивает его еще ближе. Хотя куда уж ближе....
Но в голову Каме закрадывается мысль, от которой ему резко становиться холодно.
А может Коки все это начал только после твоих собственных действий и нажимов, а, Каменаши?
Губы сливаются в страстном поцелуе, руки скользят по телу, изучая, обжигая, оставляя огненные дорожки пальцев.
Разве в это можно играть?
Каме мимолетно вспоминает свою наивность. Черту, которая иногда вылезает, когда он "падает в омут с головой". Он обрывает поцелуй, поворачивая голову в бок, но Коки продолжает целовать его щеку, шею, спускаясь ниже.
Но Каме надо знать.
-Коки... - Он ждет, пока тот его услышит и поднимет голову. - Ты правда этого хочешь?
Каме понимает, что сам провоцировал его. Практически заставил его. Но если бы он не хотел - он бы не согласился, да? Или нет. Каме понимает, что выглядит наиглупейшим образом, но ничего не может с собой поделать. Ему надо быть хоть в чем-то уверенным. А может ему просто хочется услышать голос Коки.

33

Коки целует, Каме отвечает. Жарко, страстно, и Коки теряется в поцелуе, продолжает, более уверенно. Каме притягивает его к себе – сердце стучит сильнее, будто на пределе, норовит выскочить наружу из грудной клетки.
Поцелуй в ухо, в щеку. Каме отворачивается, но Коки продолжает, спускаясь губами по шее ниже, целуя ключицы, легко прикусывая.
- Коки... – Танака не сразу слышит обращение, не сразу отрывается от шеи Каме. Но прекращает выцеловывать нежную кожу, все еще обнимая, и смотрит на Каме, глаза в глаза.
Каме поднимает голову, возникает небольшая пауза, и…
- Ты правда этого хочешь?
Коки сглатывает, не знает, как ему реагировать. Сердце будто снова запихивают в мешок – Коки начинает волноваться – он не знает, – и это хуже всего, – что сейчас нужно Каме. Только что он так эротично лежал на кровати, поднимал руки, отвечал на поцелуи, притягивал ближе, а сейчас… Сейчас Каме спрашивает Коки, что случилось. Хочет ли Коки.
Каме не уверен, и Коки не уверен. И, наверное, стоит прекратить, подождать до завтра , купить кольцо (ох и дико же это буде смотреться!!), и уложить Каме на кровать, полную лепестков роз, вручить это чертово кольцо и медленно раздевать… (Бааа! Да в Танаке прямо помирает романтик!)
Но Каме может и не понравиться кольцо, обращение, или что-нибудь еще прочее – Каме не девушка все-таки, а с парнями Коки ранее дела не имел. И ему очень не хочется испортить всю картину неловким поведением, а спрашивать глупо – тем более сейчас. Идиотизм какой-то получится.
И еще ему хочется – и не просто хочется – Коки хочет Каме – и только его, хочет быть с ним – и только с ним, быть в нем и…
Коки жалеет, что весь выпитый накануне алкоголь прекратил свое действие – изъясняться было бы несоизмеримо проще, да и некоторые, ненужные сейчас, по мнению, Коки стоп-сигналы на данный момент  излишни. «Что у трезвого на уме, то у пьяного…» - сейчас бы спасло всю картину. Наверное.
Танака еще раз коротко целует Каме и садится на постели, тряхнув головой.
- Каме, я… - Коки негромко прокашливается, прочищая горло. – Я… Я знаю, это все сумбурно… И мы только сегодня… Да, сложно… Но я…
Коки наклоняется над согруппником, коротко целует его.
- Каме, извини если это причиняет тебе неудобства… Но я попал… Я крепко попал на тебя…
Коки изъясняется сбивчиво и по-дурацки, за это мысленно бьет себя по голове, но выдавливать из себя признание, пусть и такое корявое, нелегко, но по-другому сейчас никак, и гамма эмоций, испытываемая им, слишком сложна для детального анализа, описания, примерно так. Коки надеется, что Каме его понимает, и продолжает.
- Каме, я действительно хочу этого, я хочу тебя, - Коки говорит тихо, едва ли не шепчет, берет руку Каме в свою и прижимается к нему, чтобы Казуя чувствовал – у него действительно стоит, Коки действительно хочет. Но не безликого секса – а только его, Каменаши Казую.
- Понимаю, это началось сегодня, и мы оба парни, мы коллеги по работе, но бывает же такое? Но здесь, с тобой, уже третий (даже четвертый – но Коки об этом молчит) раз... Нет, забудь.
Коки смотрит в сторону, в угол, смотрит на свои джинсы у изножья кровати.
- Каме… а ты? Ты хочешь меня?  У меня подпрыгивает – и в сердце, и в ширинке, но я не думаю, что смогу выдерживать это дальше. Я не хочу навредить тебе, и не хочу обидеть тебя. Но, наверно...
Наверно я…
Наверно я влюбился в тебя.

34

Коки садится на постели и сердце Каме ухает вниз.
Идиот, придурок, зачем задавать эти тупые вопросы?
Но Коки легко целует его и Каме немного успокаивается. Он внимательно, не перебивая слушает Танаку и кажется еще немного и его сердце не выдержит. Ему бы хватило обычного "Да", он не ожидал, что после этого вопроса польются откровения.
Почувствовав рукой возбуждение Коки, он не хочет больше ничего слышать, ему достаточно и всего выше сказанного. Но Коки продолжает, а Каме не может прервать его монолог. Он только закусывает губу, чтобы держать себя в руках.
я влюбился в тебя.
Стоп-кран сорван. Сердце Каме перестает биться. Несколько секунд в комнате висит тяжелое молчание. Словно все в комнате накрыли темным, мокрым покрывалом.
-Я...- Каме прикрывает глаза, словно не уверен в своих мыслях, хотя они бьются под кожей, в венах, пульсируют вместе с кровью. - Я люблю тебя, Коки.
Не говоря больше ни слова,он обвивает руками шею Танаки и тянет к себе. Долгий, глубокий поцелуй. Руки изучают каждый миллиметр тела. хотя они уже делали это сегодня. Или не сегодня? Каме не важно. Он чувствует на себе вес Танаки, но ему ни капли не тяжело. Руки скользят по мускулистой спине и подцепляя резинку трусов тянут их вниз. Он помогает Коки снять их и скинув быстро свои, снова припадает в поцелуе к парню, снова ложась на кровать. Поцелуй высасывает весь воздух, но Каме не может даже представить, что он может оторваться от этих губ, ради глотка какого-то воздуха. Разве это важно сейчас?
Он обхватывает член Коки ладонью, проводя по всей длине и не может сдержать стона удовольствия от собственных действий.
Коки...... Я теряю голову.....

35

Коки выдавливает из себя признание и замирает на несколько секунд, боится вдохнуть – не то чтобы пошевелиться, а смотреть на Каме – и подавно. И ответ
- Я люблю тебя, Коки.– звучит для Танаки неожиданно.
Сердце подскакивает и колотится в горле – будто он сейчас летит с мертвой петли на американских горках. Счастливый, но одновременно перепуганный до полусмерти.
Коки не находится, что ответить, но, хвала ками, это и не нужно. Сейчас действительно происходит что-то подобное катанию на американских горках – Каме тянет его на себя, обнимает, и целует так, что Танаке враз перестает хватать кислорода, а в ушах начинает звенеть. Руки Каме везде, Коки это приятно, и хочется еще, больше, и когда Казуя тянет его трусы вниз, Танака на мгновение забывает, как дышать.
Коки пытается помочь Каме стянуть с себя белье, но скорее мешает ему – сердце колотится сейчас еще быстрее, руки не слушаются, дыхание учащается в предвкушении.
Они снова целуются, и в мозгу Коки вспыхивает видимо последняя трезвая мысль
Господи, что же мы делаем..., но Каме обхватывает его член рукой и жалкая апелляция к рассудку вылетает прочь из светлой кокиной головы.
Коки шипит сквозь сжатые зубы и подается вперед, а Каме ведет ладонью вверх-вниз, будто пробует – каково это, и ему – им обоим  – это нравится.
Господикакхорошо даже не мысль – ощущение, сопровождаемое негромким стоном Каме, и крыша Танаки срывается с места и улетает на всех парах в неизвестном направлении. Он повторяет звук, изданный Каме, и целует его – хаотично, быстро, перемещаясь с губ на шею, облизывая и прикусывая.
Коки ведет ладонью по груди Каме, повторяет путь ладони губами, и невольно удивляется тому, что она непривычно плоская. С мимолетным осознанием сердце пропускает пару ударов и вновь учащает свой ритм, волнение усиливается – Коки сейчас как в свой первый раз практически.
Рука Каме сжимает его член у основания прежде чем снова двинуться выше,  и Коки стонет, вжимаясь бедрами, прикусывает сосок немного сильнее, чем хотел, но Казуе, судя по всему, нравится – Коки понимает это по заметно участившемуся дыханию и повторяет свое действие, спускается ниже, прикусывает кожу на животе, обводит впадину пупка языком. Коки чувствует сбивающееся дыхание Казуи и хочет другого – не просто прикосновений, а гораздо большего.
Он ласкает живот Каме, но не задерживается здесь надолго, спускаясь еще ниже, проводит ладонью по внутренней стороне бедра и замирает, облизывая губы.
Коки с удивлением отмечает, что мысль о том, что он сейчас сделает, не противна – а даже наоборот. Это кажется естественным, правильным с Казуей.
Танака хочет, чтобы Каме было хорошо. И желательно, чтобы это хорошо было так, как никогда ни с кем до него не было, и стонов Каме сейчас недостаточно.
Коки хочет заставить его кричать от удовольствия.

36

От каждого прикосновения Каме стонет в голос и выгибается на встречу. Каждый след от поцелуя горит, словно от ожога. Каме не может себя сдерживать, это именно то, чего он так долго ждал и хотел и даже больше. Намного больше...
Коки рядом с ним. Он совсем рядом, Каме чувствует его горячие дыхание, влажные губы и обжигающие руки. Ладонь скользит по внутренней стороне бедра и Каме кажется, что он может кончить даже от этого. Видя, как Коки облизывает губы, Каме надрывно кусает свои. Он безумно хочет поцеловать Коки. Он безумно хочет почувствовать Коки внутри себя. Каме отдаленно понимает, что слетел с катушек больше, чем думал до этого. В голове больше не остается никаких мыслей. Только ощущения. Он возбужден до предела.
Когда горячий рот опускается на член Каме, он не может удержаться и сам толкается бедрами вперед. Стоны неудержимо рвутся наружу. Каме сжимает простынь в кулаках, пытаясь как то отвлечься от ощущения языка, скользящего по его плоти, но сил на это не хватает.

37

Коки раньше никогда такого не делал, да и представить не мог, что будет делать когда-нибудь. Он вдыхает, собираясь, смотрит на Казую – беглым взглядом, не поднимая головы, и опускается вниз, прихватывая головку губами – осторожно, стараясь не задеть зубами, ведь сам прекрасно знает, что это не слишком приятно.
Он не совсем представляет, как надо делать минет – лишь основывается на своем личном опыте, точнее – на ощущениях, и старается вобрать в себя как можно глубже.
Это странно и не так уж и просто. Не противно – ничуть, просто нелегко – физически, что ли, Коки явно недостает сноровки, он пытается приспособиться, пытается поймать ритм – и тут Казуя резко вскидывается, едва не заставляя Танаку подавиться.
Коки пытается не закашляться, и ему это даже удается.
- Шшш. Казуя, я в первый раз такое делаю… - голос тихий, хриплый, Коки немного смущен – даже щеки слегка розовеют. Он воспринимает реакцию Каме как хороший знак. Он на правильном пути, и не намерен останавливаться. Танака кладет ладони на бедра Каме, надеясь удержать его если что, и пробует еще раз – снова накрывает ртом плоть Каме. Языком Коки нащупывает вену, и проводит по ней вверх-вниз, повторяя линию, это должно быть приятно. Он не дразнится, но еще не до конца серьезен, и хочет еще поиграть, и боковым зрением замечает руку Каме, судорожно комкающую простыни.
Это подстегивает, заводит еще сильнее, и Коки пытается вобрать в себя Каме всего, до основания, но это плохо получается – Коки вновь ищет ритм, и наконец находит его, помогая себе рукой. Он смотрит на Каме – исподлобья, не прерываясь. Казуя чертовски хорош, и так возбужден сейчас… Он явно хочет еще, большего, но рука Танаки поперек бедер  удерживает его, и картина завораживает. Его запах кружит голову, и Коки сжимает себя у основания – с силой, чтобы возбуждение, желание сию минуту развести Казу ноги немного отступило, чтобы держаться дальше.

38

Каме старается держать себя в руках, после замечания Коки. Но удается с трудом. Жар по телу, словно в лихорадке. Только жарче и приятней в тысячу раз. Каме теряется в эмоциях, стонах, ощущениях. Он хочет - это поскорее получить разрядку. Но еще одно желание, которое все таки перекрывает желание разрядки. Оно сносит голову еще сильнее. Оно стучит в висках наряду с дикими стонами. Он хочет почувствовать Коки внутри себя. Почувствовать эту обжигающую боль, которую перекрывает волнами удовольствия. Каме больше не может терпеть.
-Коки... Пожалуйста... Я... - стон. - Я хочу почувствовать тебя...
Он протягивает руки, пытаясь ухватиться за него, и подтянуть к себе.

39

Каме стонет, извиваясь, и Коки чувствует себя счастливым, видя, как ему хорошо. Он более-менее контролирует себя - ровно до того момента, пока не слышит срывающийся голос Каме.
- Я хочу почувствовать тебя...
Одновременно с этим Коки чувствует ладони Каме на своих предплечьях - ищущие опоры, несильно сжимающие, пытающиеся подтянуть его выше и ближе.
Все. Башню снесло окончательно, самоконтроль - тоже.
- Казу-я, хочу тебя... Хочу быть в тебе...
Да, самоконтроль выбило напрочь, вместе с воздухом из легких.
Коки прерывается и ложится сверху на Каме, целуя его - глубоко и сильно. Дыхание у обоих сбито, и они постоянно прерываются, чтобы глотнуть немного воздуха, но не надолго - Коки ведет в игре языками и вжимается в Казую, давая ему почувствовать себя. В перерывах между поцелуями он шепчет
- ...Казу... красивый, самый лучший... хочу тебя... очень... Люблю тебя...
Половина всего, выдаваемого сейчас Коки, наверно, является чепухой, но чепухой правдивой и искренней, и Танака наслаждается сейчас близостью, Казуей, его реакциями, ощущениями, хочет раствориться в нем, в то время как его рука скользит вниз от плеча Каме, задевает сосок, идет ниже, через талию, медленно, уверенно, еще ниже, вот так... Коки немного приподнимается и просовывает ладонь между ног Каменаши, не переставая целовать его.
Они почти делают это, и у Коки в висках стучит, и еще кое-где пульсирует в предвкушении, рука замирает, касается Каме подушечками пальцев, лаская - там, где потом будут не только пальцы. Коки хочет спросить разрешения, но вместо этого выпускает воздух сквозь сжатые зубы и тихо ругается.
- Ох черт... - Он забыл, и вспоминает в последний момент. - Казу, смазка... У тебя есть смазка?...

40

От каждого слова произнесенного Коки, у Каме еще быстрее бьется сердце и еще сильнее кружится голова. Этот шепот, эти поцелуи... И он тонет. Ему опять не хватает воздуха, но он дышит каждой клеточкой кожи, которая соприкасается с кожей Коки. Он чувствует, как ладонь спускается ниже и забывает как дышать. В ушах стучит и он не сразу слышит, что говорит ему Танака.
смазка?...
Он пытается вспомнить, какая полка тумбочки, но даже если его спросят как его зовут, он не сразу найдет что ответить.
Пытаясь восстановить понимание, он отстраняется от Коки и открывая все три ящика прикроватной тумбочки, находит смазку в нижнем.
-Есть... - Он улыбается, но догадывается, что улыбка выглядит скорее как плотоядный оскал.
положив тюбик Коки в руку, он не может удержаться и обвив руками его шею, роняет на кровать, жадно целуя.

41

Казуя достает смазку, и Коки чувствует легкий укол ревности. Даже мысль о том, что кто-то был с Каменаши до него, невыносима сейчас… Но тюбик оказывается в его руке, а Каме скалится и притягивает его к себе – с силой, Коки падает на кровать – и тут же поцелуй, от которого Танака забывает о своей дурацкой, ненужной сейчас ревности.
Казуя любит меня… хочет меня…
Он жадно отвечает и, немного меняя позицию, снова нависает над Каме. Гель уже выдавлен на пальцы, и рука Коки возвращается туда, где была до того, как Каме полез за тюбиком. Танака едва не дрожит – его практически потрясывает от возбуждения, от осознания – и предвкушения. Разрешение, которое он хотел спросить, уже получено.
И Коки позволяет пальцу проникнуть в Каме, подготавливает его, не переставая целовать – Танака хочет отвлечь Каменаши от неприятных ощущений, насколько это возможно. Он старается не спешить, старается сделать все как надо, и, выдавливает на руку еще геля, прежде чем добавить второй палец – он не хочет сделать Казуе больно. Коки целует Каме в шею и опять шепчет успокаивающую чепуху, и медленно, осторожно добавляет второй палец, следя за реакцией Казуи. Танака опять целует его, отвлекая, и разводит пальцы. И тут Каме прикусывает его губу – ощутимо, немного болезненно, но не до крови, а Танака не сможет сдержать сдавленное шипение - у него по позвоночнику словно электрический разряд проходит. Он не ожидал, но ему это нравится, очень нравится, и он хочет, чтобы Каме сделал это еще раз… или не раз.
- Казуя… Сделай так… когда я буду в тебе?
Произнесенное вслух, реакция Каме едва не отправляют Коки на самую грань, он часто дышит, еле сдерживаясь, его начинает не хватать. Когда Танака добавляет к двум пальцам третий, Каме почти не морщится, - и Коки решает, что это сигнал к действию.
Он  подхватывает ногу Каме под колено, изменяя положение, и касается его – но уже не рукой как до этого. Коки готов, он тяжело дышит и с трепетом смотрит на Каме. Какой он красивый… - думает Танака, но вслух произносит совсем другое.
- Казу-чан, ты.. уверен?
Коки слышал, что это больно, и понимает, что он у Каме первый. Его сердце сжимается от нежности, от доверия, которое Казуя испытывает к нему. И он ждет сигнала, ждет знака - что можно, что все в порядке.

42

В голове водоворот. Каме не понимает, что делает. Он не понимает даже того, что не понимает. Возбуждение накрыло не просто с головой, а выше, сильнее, прочнее. Не смотря на боль, Каме больше начинает чувствовать удовольствие от происходящего.
Казуя… Сделай так… когда я буду в тебе? Каме почти не слышит слов, но счас, по его мнению, они не особо нужны. Дыхание прерывистое, зрение рассеивается и снова становиться четким. Словно под сильнодействующим наркотиком. Хотя примерно так и есть. И имя этому наркотику Танака Коки...
Он не сразу улавливает, что Коки что-то говорит. Но когда слышит: Казу-чан, ты.. уверен?, первое что ему хочется сделать, заставить Коки перестать волноваться и сомневаться.
Он старается ответить, но не сразу получается. Он пару раз облизывает губы.
-Да... более чем... уверен.... - Тихо, почти беззвучно, но он верит, что Коки его услышал. И следующее действие заставляет его в этом увериться. Но это последняя мысль, которая его посетила.
Сначала боль, но легкая. А потом волна наслаждения и Каме не может сдержать протяжного стона. Собственный стон оглушает его, переплетаясь сос тоном Коки.
В голове пульсирует только наслаждение.

43

Коки колеблется – ровно до того момента, когда слышит
-Да... более чем... уверен.... , и в унисон хриплому шепоту, пятки Каме сходятся на его пояснице, побуждая Танаку двинуться вперед.
И он движется. Коки подается вперед,  и  движется – одним движением входя в Каме и, преодолевая сопротивление тела Казуи, оказывается в нем весь, до конца.
Коки негромко стонет, и его стон соединяется со стоном Каме.
Им обоим хорошо. Наверное, так это и должно быть.
Коки ждет  некоторое время – секунд двадцать, не больше, чтобы Каме привык к ощущению – его в нем, и чтобы не затягивать сверх меры. Впрочем, последнее не вышло бы в любом случае – Коки уже не в силах больше сдерживаться, он закусывает губу, медленно выходит, и подается вперед.
Ему хорошо, так чертовски хорошо! – и Коки стонет опять,  выходя – почти до конца – и с силой входя снова – глубоко, настолько, насколько он может. Коки стремится взять Каме всего, целует его быстрым поцелуем, разделяя эмоции и ощущения,  и движется в нем – с каждым толчком голова Танаки кружится, дыхание срывается, а перед глазами вспыхивают звезды.
Ритм рваный, Коки никак не может его найти – просто входит, наслаждаясь сокращениями мышц Казуи, когда тот принимает его, и выходит, целуя,  облизывая губы Каменаши, шею, ключицы - все, куда он может дотянуться, все, что может достать. Казу сжимает его, ноги вокруг его тела, скрещенные лодыжки за его спиной, а сам Каме такой открытый сайчас… Страстный, жаждущий, и он – под ним… Если бы Коки сказали – когда-нибудь, да даже если бы вчера сказали, что он будет в Казу – Танака бы ни за что не поверил, он бы рассмеялся, и возможно поддел собеседника… Но то, что происходит здесь, сейчас и с ними = более чем реально, Коки чувствует это там, где соединяются сейчас их тела. И факт, что Казу с ним, под ним, возбуждает еще сильнее, хотя сейчас Коки не представляет подобного – он на пике. А слово «еще» характеризует сейчас одну единственную вещь – их с Каме. Коки хочет еще его, больше его, всего его…
Ему хорошо, хорошо с Казу, в Казу, и он продолжает – входит до конца, медленно выходит – и входит опять, не сдерживаясь – Коки стонет, наращивает ритм – он чувствует как Казу плавится в его руках, как выгибается его тело с каждым новым толчком. Казу стонет, и Коки понимает, что ему хорошо – хорошо так, как ему самому сейчас. Но вот только «хорошо» сейчас недостаточно. Коки понимает, он видит, что  еще не нашел ту точку, сикрет пойнт, которую надо найти – найти и задеть, чтобы Каме  потерял голову, чтобы послать Каме на вершину блаженства.
Коки  приподнимает его за бедра, экспериментируя с углом вхождения, и чувствует Как Казуя стискивает его плечи, чувствует стон на выдохе – более громкий и глубокий, чем был до этого. Коки резко входит – под тем же углом – еще раз, и еще, и слышит стон Каме, сжимающего сейчас его плоть, и сам не может удержаться от стона.

44

Боль и наслаждение в один момент. Каме выгибается и с силой проводя руками по спине Танаки стонет. Таких ощущений он еще не испытывал и он соврет, если скажет, что ему не нравиться. Замереть привыкая и снова движение. Неосознанно, Каме не может перестать стонать,  кажется больше удовольствия просто не может быть.  Но Каме ошибается, Коки приподнимает его и видимо задевает какую-то определенную точку в нем. Больше никакой боли, только нереальное наслаждение. Он не может себя контролировать, царапая спину, кусая губы, он тянется к Коки, чтобы поцеловать его, но поцелуй выходит рваным, потому что он не может перестать стонать. Дыхание уже давно сбилось, счас кажется он и не дышит совсем, он не чувствует своего тела, только удовольствие, которое разрывает его изнутри...
-Ко...ки... - Каме пытается сказать, но не знает, получается ли сказать это вслух. В голове только это имя.
Он больше не может терпеть..
-Я.. счас... не... могу..боль..ше


Вы здесь » Boys Love » Жилой квартал » Квартира Каме